Материнская агрессия: почему опасно наказывать ребенка своим молчанием

Материнская агрессия: почему опасно наказывать ребенка своим молчанием

Мамин бойкот, пожалуй, самый болезненный для ребенка. Это настоящее психологическое насилие, вызывающее нестерпимую боль, с которой он не в состоянии справиться.

СВЕТЛАНА ЛУККА
детская психология
Психолог и консультант, специалист в сфере детско-родительских отношений

— Ты меня очень обидел, я больше с тобой не разговариваю! — говорит мама, поворачивается к ребенку спиной и демонстративно его не замечает.

Знакомая ситуация? Так делали наши родители или бабушки-дедушки. Ведь проявлять открытую агрессию «не педагогично», а бойкотировать ребенка никто не запрещал. «Пусть подумает о своем поведении». Трагедия ситуации в том, что в этом состоянии малыш лишается способности думать.

Родители, вроде, добиваются своего: сын (или дочь) быстро «осознает» свою вину, просит прощения, слезы раскаяния катятся по щекам. Проблема разрешилась: очень простым способом мы смогли так повернуть ситуацию так, что ребенок все понял. Только он не понял, чем вас обидел.

Дети еще незрелые и наивно поддаются психологическому манипулированию. Но иногда кажется, что по-другому вообще не получается достучаться до маленького упрямца.

Бойкот — это не манипуляция
Это самое настоящее психологическое насилие, вызывающее в душе ребенка нестерпимую боль, с которой он не в состоянии справиться, поэтому готов на любые действия: корректировать поведение, признавать себя виноватым, умолять о прощении на коленях — только бы мама опять его «увидела».

Мама, которая часами не разговаривает с сыном или дочкой, или не замечает его, демонстрирует свою нелюбовь.

Что это значит?
Родительские чувства безусловны: мама и папа любят свое чадо независимо от его внешности или поведения. Ребенок ценен уж тем, что он родился, что он непосредственное биологическое продолжение взрослых.

Любовь к собственному младенцу заложена в наше естество природой. Чем меньше малыш, тем сильнее мы эту любовь чувствуем. По мере взросления появляется необходимость ребенка воспитывать — то есть учить его определенным нормам поведения. Однако соблюдение или несоблюдение этих норм никак не должно влиять на отношение родителя к своему дитя.

Когда мать наказывает нелюбовью за определенное поведение или эмоцию, она подменяет ценность ребенка как такового его отражением в зеркале социума. То есть получается, что ребенок плачущий нелюбим, а радующийся — любим. Малыш, не желающий есть цветную капусту не любим, а поедающий все, что ему «полезно», — любим.

Каково в этот момент ребенку
Когда мы бойкотируем детей, мы тем самым сообщаем им, что их не существует (по крайне мере, в данный момент и в данном месте). Для ребенка же внимание родителя — это постоянное подтверждение того, что он есть, а раз есть, то его любят.

Если мама или папа его не видит, это значит, что ребенка нет. А раз нет, то он как будто и не живет. И в этот момент появляется дикий и всепоглощающий страх. Страх смерти. Потому что ребенок не получает подтверждения жизни.

И не только малыш страдает от такого поведения родителя, подросток тоже испытывает сильнейший дискомфорт от бойкота, даже если в детстве он не был объектом такого метода воспитания.

Наверное, родители для нас, несмотря ни на что, всегда остаются тем зеркалом, которое подтверждает нашу ценность в этом мире.

Состояние страха у ребенка настолько сильно, что хочется любой ценой от него избавиться. У малыша не так много способов это сделать, и первый и основной — это стать заметным для мамы. И если мама требует в обмен на свое внимание извинений, прекращения плача или следование ее требованиям, то ребенок выберет именно это. Он готов отказаться от своего мнения, от желаний, а порой и чувств — лишь бы мама вернулась в его жизнь.

Что будет потом
Те взрослые, кто сталкивался с подобным в детстве, скорее всего и во взрослом возрасте будут реагировать «детским» способом на подобные манипуляции со стороны значимых людей — от партнера до начальника. И такая реакция плохо поддается коррекции.

Взрослые, не имевшие негативного опыта бойкота, достаточно легко могут справляться с этим страхом: они легко отделяют себя от всех остальных, четко понимая, где их собственное существование, а где эмоции и поведение другого.

Вспоминать эти состояния даже во взрослом возрасте очень больно и страшно. Поэтому мозг вытесняет этот опыт из памяти. «Если я не помню — то и не было». Но оно было, и об этом помнит тело, которое болеет системными заболеваниями.

Об этом помнит эмоциональная часть личности, которая вынуждает человека по отношению к близким (и прежде всего к собственным детям) применять такие же жестокие приемы воспитания.

Наверное, мамин бойкот — самый болезненный для ребенка. Потому что связь с матерью очень сильна. Но и отец, и даже бабушки-дедушки подобными «наказаниями» очень сильно влияют на формирование личности ребенка, создавая болезненный эмоциональный очаг.

Облегчает ситуацию наличие близкого человека, в объятиях которого ребенок может найти принятие и любовь. Часто такими людьми бывают как раз родители родителей, которые к внукам проявляют больше мягкости, чем к собственным детям.

Какая альтернатива бойкоту?
Постоянный контакт с ребенком. Это не значит, что всегда все будет мирно. Это значит, что, если взрослого не устраивает поведение ребенка, он находит способы донести свою позицию:

это может быть гнев,

наказание (например, лишение гаджетов или подарков на Новый год),

четкие правила, как можно и как нельзя.

Но всегда транслирование позиции от взрослого к ребенку, что он есть, что он не безразличен (ведь когда мы кричим — тоже показываем, что мы его видим, хоть и недовольны), что есть наше отношение к его поведению.

А бойкот — это отсутствие отношения, это безразличие, что равно понятию «нелюбовь».

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.