Гнев ребенка нельзя подавлять — а как его правильно «сливать»?

Гнев ребенка нельзя подавлять — а как его правильно «сливать»?

Эмоции не бывают плохими или хорошими — они просто есть, их нужно уметь распознавать и проживать экологично. Об этом и многом другом в эфире «Детского радио» рассказала специалист.

Елена Бурьевая
практикующий детский и подростковый психолог, дипломированный игровой и арт-терапевт, специалист по детско-родительским отношениям, публицист, эксперт на радио и телевидении, автор 5 книг-бестселлеров
Может ли агрессия быть здоровой
Агрессия — слово, которое вызывает негативные эмоции, но с другой стороны все чаще можно услышать термин «здоровая агрессия». Но давайте начнем с того, что эмоции не бывают плохими и хорошими. Агрессия — это эмоция гнева. Что такое эмоция гнева? Например, мама пять раз повторяет: «Вася, обувайся». А Вася не обувается, не замечает маму. И в этот момент к маме приходит эмоция гнева. Мама буквально наполняется ею, внутри нее появляется какая-то сила и она кричит: «Вася-я-я-я-я, обуйся!!!!» И это не экологично, не педагогично, но четко показывает, как работает эмоция гнева: Вася в итоге очень быстро обувается.

Когда мы испытываем эмоцию гнева, то чувствуем свою силу и мощь — я есть, я здесь. Мы пользуемся этой энергией, передаем эту энергию другому — ребенок обулся.

Чем опасно подавление агрессии
В итоге первое, что мы делаем, когда подавляем у ребенка эмоцию гнева, — это забираем его ощущение собственной силы. Такие дети обычно тревожные, неуверенные в себе, с низкой самооценкой.

Более 80% всех запросов к психологам — и к взрослым, и к детским, и к подростковым — так или иначе связаны с тем, что эмоция гнева подавлена. Например, ребенок грызет ногти — что это? Одна из моих статей в одной газете называлась так: «Он хотел бы загрызть отца, а грызет ногти». Хотел бы, но он не может об этом сказать.

Например, подросток обсасывает кофту, закрывает губы, обкусывает щеки, язык — то есть, запрещает себе говорить — и это тоже означает, что эмоция гнева подавлена. То же самое, если речь идет о детской мастурбации, какой-то аутоагрессии, психосоматике, депрессии и неуверенности в себе. Даже самооценка низкая — это тоже подавление эмоции гнева.

Мы должны помочь ребенку понять, что эмоция гнева — это здорово. Но мы живем в социуме и мы должны этой эмоцией научиться пользоваться. Представьте, что человек — это машина, а эмоция — это ребенок. Вот смотрите, вы ребенка за руль посадите? Нет. Получается, если эмоция какая-то приходит, мы не можем ей позволить руководить нашей жизнью и нашими действиями. Может, в багажнике повезете ребенка? Нет. Вот также и в жизни. Эмоция пришла, у нее есть какая-то функция, и она, как правило, хочет нам помочь. Значит мы не можем относится к эмоциям так, как будто их нет. К эмоции надо относится с уважением, бережно и любя.

Эмоция гнева — это что? Это индикатор нарушения границ. Я сейчас злюсь, свекровь сейчас мне выговаривает, какая я плохая жена, хозяйка и так далее. Нарушают мои границы! И я говорю: «Мария Ивановна, я вас очень люблю, так неприятно это сейчас слышать, пойду чай попью». И все накал эмоции спал, я услышала свекровь, но не дала Марии Ивановне продолжить нарушать мои границы.

Как работать с эмоцией гнева у ребенка
Эта эмоция есть практически во всех детских слезах, капризах, истериках. Эмоция грусти часто содержится в таких состояниях как ностальгия, воспоминания, лень, сочувствие. А эмоция гнева — я хотел конфету, мне не дали конфету, здесь и сейчас меня лишают удовольствия. Я хотел что-то самостоятельно сделать, а мама сделала первая, меня лишили автономности — гнев захлестывает. Или когда мы физически ощущаем дискомфорт, тоже придет волна гнева.

К примеру, не переодели ребенка или ему тесно в чем-то, или попадет маленький камушек в ботинок, вот он и психует — это все вызовет эмоцию гнева. Наша задача — научить ребенка распознавать эмоции.

Потому что маленькие дети в возрасте до 4 лет в одну единицу времени могут испытывать только одну эмоцию. Именно поэтому, если они злятся, они злятся так, что всех бьют, ругают и посылают всех в разные стороны. Нет смешанных эмоций, как у взрослых: вот я мужа люблю, но при этом сейчас на него злюсь. У нас есть смешанные эмоции, у детей не так. Эмоция гнева непродолжительна сама по себе, если ее прожить прямо здесь и сейчас. Чем быстрее и раньше мы проживаем эмоцию, тем она менее продолжительная. Полторы минутки быть может. Дальше, когда ребенок прожил эту эмоцию, он подходит «Мамочка, я так тебя люблю». А мама дальше часто такое театрализованное представление делает: обижается и плачет. А папа или бабушка говорят: «Ой, надо пожалеть маму». Ребенок идет и жалеет, а потом опять все повторяется, потому что мы закрепили схему. А нужно по-другому делать. Здесь важно понять, что наша задача научить ребенка справляться с эмоциями.

Если мы не обучаем, а подавляем и говорим, что это плохо, а так как ребенок не может это контролировать, то получается, что ребенок начинает это скрывать. Пойдут все дальнейшие проблемы, с которыми все потом идут к психологам. И мы утопаем в родительской тревоге, что с моим ребенком что-то не так. Потому что, если дома нет возможности прожить эту эмоцию, я буду проживать ее где-то, например, в детском саду или в школе. Или если у ребенка сильно авторитарный папа, то малыш будет бить кошек и собачек. Или маленького брата пинать. Здесь нужно понимать, что не просто так берется какая-то агрессия. Если ребенок ведет себя плохо, то это прежде всего индикатор того, что ему плохо. Потому что, когда человек счастлив, разве он станет делать кому-то плохо? Нет, конечно. Когда ты счастлив, то хочется поделиться этим счастьем со всеми. У детей все точно так же.

Какие ошибки обычно совершают родители
Что мы делаем? Обычно это выглядит так. Ребенок обиделся на папу, потому что он выключил телевизор. Ребенок подходит, говорит: «Ты плохой!» и еще ударяет папу по ноге, например. Папа ребенка наказывает, то есть показывает, что такое поведение неправильное. Но когда мы показываем, что такое поведение неправильное, мы всегда забываем показать, а какое правильное. Интуитивно ребенок понял, что сделал неправильно, а как надо сделать не научили. Получается, что свою родительскую задачу мы не выполняем. Потом ребенок ушел в комнату и стал, например, бросать игрушки, бросать на диван подушку, говорить, что все плохие и т. д. И приходит мама и говорит: «С игрушками так нельзя, ты сломаешь…» или еще что-то. А у детей до 6,5 лет игровая деятельность — ведущая, у них речевой аппарат только развивается. Мы не видим трехлеток, которые сидят на детской площадке и обсуждают, какие плохие у них родители, потому что мороженое не купили. Мышление еще неразвито. То есть они не понимают, что они могут обсудить. Они только в 9-10 лет начинают обсуждать родителей. Все это время они не понимают, что у них есть прекрасный способ выговориться, заняться самотерапией.

Как понять игру ребенка
Для ребенка игра — язык, а игрушки — слова. И это просто фантастика. Его игру можно расшифровать. Родители приводят ко мне детей с 2-х лет, и я рассказываю родителям, о чем играет их ребенок. То есть родители даже не догадываются, что именно волнует, травмирует наших детей. Пока родитель думает, что травмирует какая-то одна ситуация, оказывается, что другая, и ребенок даже не проигрывает эту ситуацию. У детей есть единственная возможность прожить ситуацию, выговориться — это с помощью игрушек.

Если ребенок хочет бить игрушку — это нормально, купите такие, которые бить и топтать не жалко, чтобы дать малышу возможность прожить эту эмоцию. Он будет чувствовать в итоге себя достаточно комфортно и это выражение гнева не будет иметь каких-то последствий.

Помните мультфильм «Головоломка»? Его я рекомендую всем посмотреть, потому что его сценарий написан нейропсихологами. Идея в том, что у ребенка подавили эмоцию грусти и дальше зрителям целый час показывают, к чему это привело. Но эмоция грусти — не самая сильная, эмоция гнева намного мощнее. И интенсивность эмоции гнева может изнутри разрушать человека, тем более ребенка.

Эмоции — не страшны, это краски нашей жизни. Они не должны быть всегда счастливыми и классными. Поэтому мы всегда после радости грустим, после радуемся. Это абсолютно нормально, что есть такой огромный спектр различных эмоций и благодаря этому мы можем почувствовать вкус жизни.

Какое поведение считать некорректным
Можно встретить такую точку зрения: если ребенок бьет игрушку, то он срывается на том, кто слабей, а закреплять такой механизм опасно… Но это тоже про нарушение границ. Такой пример. Вертикально пишем 4 буквы

Г

О

Г

А

Первая Г — граница, дальше О — озвучивание, Г — границы и правила и А — альтернатива. Когда мы имеем дело с каким-то некорректным поведением и считаем, что нам нужно его поправить, то мы используем метод ГОГА.

Если ребенок физически бьет вас, ломает мебель, пачкает шторы, обзывается, то есть делает то, что вам не нравится, то вы физически останавливаете это действие, то есть не даете нарушать эту границу. Если это происходит вербально, вас обзывают, то нет смысла останавливать, и вы начинаете с буквы О. О — отражаете, озвучиваете. Вы просто говорите: «Ты злишься», и в 99% случаях вы попадете. Тут не надо быть мегапсихологом, чтобы сказать ребенку «Ты злишься». «Ты злишься, поэтому бьешь меня», «Ты злишься, поэтому стукнул папу», «Ты злишься, поэтому дергаешь шторы», «Ты злишься, поэтому рвешь обои» и т.д. То есть вы ребенку сказали, что все нормально, я понимаю, что с тобой происходит. Дальше Г — границы, правила, социальные нормы: «я не для того, чтобы меня бить», «со мной так не разговаривают», «шторы нельзя портить». То есть вы просто даете эти правила, по которым ребенок должен жить в этом социуме.

Если вы — родители — не дадите эти правила, рано или поздно социум даст эти правила, причем не так гуманно и мягко, как это могут сделать родители. И дальше, когда мы ребенку уже озвучили правило, мы можем дать ребенку альтернативу. Ребенок хотел бить нас, мы ему сказали, что нас бить нельзя, но можно, например, крепко сжать кулаки и сильно их потрясти и сказать «я злюсь, прям сильно, сильно». Ты уже прожил эмоцию, когда ты ее уже признал. Или можно взять и сказать, ты можешь бить эту подушку, я ее буду держать, а ты бить. Наша задача просто помочь ребенку эти сильные эмоции прожить. И, конечно же, мы должны их направлять в правильное русло.

Нужно помнить, что эмоцию невозможно подавить, ее интенсивность будет расти, и она все равно найдет выход. Другой вопрос, что мы можем дать экологичный выход здесь и сейчас, а можем дать, к сожалению, неэкологичный выход и это может быть разрушительно для самого ребенка — он будет ходить и чесаться, у него появятся пятна на теле, он будет выдирать ресницы и т. д. Лучше дать ребенку возможность сломать что-нибудь разрешенное, тогда гнев выйдет и всем будет хорошо.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.