Трудные дети: ошибки родителей

Трудные дети: ошибки родителей

По словам психоаналитика Клод Альмос, выражение «у меня трудный ребёнок» сейчас на слуху, но не имеет никакого смысла. Этот термин подразумевает идею, согласно которой должны существовать дети, с трудом поддающиеся воспитанию по своей природе. Словно это написано в их генах. Впрочем, на вопрос «Он трудный, значит, он родился таким?», никто не ответит утвердительно. В реальности, трудных детей не бывает, есть дети, чьи родители сталкиваются с трудностями при воспитании. Таким образом, отношение родителя к ребёнку является трудным, а не ребёнок сам по себе. Но, возможно, проще усомниться в своём ребёнке, чем в своём отношении к нему. Ребёнок становится зеркалом, в котором отражаются трудности всей семьи. Клод Альмос уверена, что именно над этим необходимо работать.

Что же значит «трудный ребёнок»? Психоаналитик Марика Бержес-Боунс считает, что «ни один ребёнок не может быть трудным сам по себе. Если он трудный, значит, всегда для кого-то: для школы, для семьи, для приятелей…» Клод Альмос утверждает, что чаще всего речь идёт о ребёнке, который не выполняет просьб. Учитывая, что просьба не бессмысленна: чтобы хорошо учился в школе, чтобы он правильно себя вёл. Ребёнок сопротивляется, и, таким образом, взрослые считают, что он трудный. Однако, приклеивать такой ярлык ребёнку – это риск. Говорить о трудном ребёнке – значит отрицать становление ребёнка и роль родителей в процессе его развития. Это типично для современной психиатрии. Классическая психиатрия рассматривала личность, её развитие, её особенности. Сегодня остались только симптомы, и это доходит до абсурда. Уникальный, единственный в своём роде человек больше не имеет значения. При этом мы все уникальны, мы развивались индивидуально, у каждого из нас – свои родители, которые сами были двумя уникальными существами, со своими бабушками и дедушками, со своими предками, со своим языком и со своей культурой. И при этом делают вывод, что ребёнок родился трудным! Будто родители вытащили плохой номер в лотерее. Значит, это «врождённое». Тем временем, ребёнок идентифицирует себя с этим образом, а родительская роль сокращается до абсолютного бессилия.

По мнению психолога Изабэль Роскам, родители «трудного ребёнка» при описании проблемной ситуации зачастую одинаково себя проявляют, акцентируя внимание на «сфере внешних нарушений, то есть всегда направленных во вне и труднопереносимых окружением. Это противоположность тому, что мы называем внутренними нарушениями, при которых личность направляет свои затруднения против себя, закрываясь, переживая депрессию, искажая себя… Когда родители приходят ко мне на консультацию, речь никогда не идёт о внутренних нарушениях, потому что в таких случаях, они видят своего ребёнка, как жертву. Однако, при внешних нарушениях, они считают, что ребёнок в полной мере владеет ситуацией. Они сердятся на него, потому что он беспокоен и постоянно в движении. Как будто ребёнок может решить остановиться! Я стараюсь изменить их мнение, объясняя, что если он постоянно беспокоен, то зачастую он ничего не может с этим поделать».

Впрочем, некоторые психологи и психотерапевты используют термин «трудный ребёнок», и даже пишут об этом книги. Каков же их интерес, помимо снятия чувства вины с родителей? Клод Альмос считает, что трудный ребёнок – это товар. Если его предложить людям, которые чувствуют себя растерянными, их легко приманить. Как только создана категория «трудный ребёнок», остаётся только продавать книги, курсы, методики, семинары, образование. В этом случае на беспомощности родителей делают деньги, предлагая им решение проблемы. И родители в такой ситуации действительно бессильны.

Как бороться с трудными детьми

По словам Клод Альмос, ребёнок, которого называют «трудным», всегда страдает. Ему может быть сложно, потому что над ним нависает тяжёлое прошлое, или, как чаще всего бывает, просто потому что воспитательные правила (а они существуют!) неизвестны родителям, не поняты и, таким образом, не установлены. Во многих семьях творится беспорядок просто потому что все находятся не на своём месте, родители подобны детям. Сначала ребёнок – это маленький дикарь, ни больше, ни меньше. Это нормально, так и должно быть. Если он хочет безобразничать, он будет это делать, это принцип удовольствия. Он делает, что хочет, когда хочет. Он властелин мира, он всемогущ. Только воспитание может ему помочь. Если ребёнок фетишизирован, и думает, что у него есть все права, это разрушающе воздействует на него самого, психика ребёнка не выдерживает этого. Поэтому необходимо устанавливать и объяснять правила, иначе ребёнок может подумать, что всё зависит только от соотношения сил с его родителями. Кроме того, необходимо заставить ребёнка принять правила. Естественно, что это может быть тяжело. Чтобы помочь родителям найти выход из, казалось бы, безвыходной ситуации, существуют психотерапевты.

Порой у родителей может создаваться впечатление, что они доказывают свой авторитет, но у них не получается, они сталкиваются с непониманием. Клод Альмос считает, что авторитет – это вопрос чувства правомерности: «когда я устанавливаю ребёнку границы, я бесконечно убеждена, что это не моя фантазия, но это необходимо для жизни. Иногда ко мне в кабинет приходят дети с единственным желанием – перевернуть всё вверх дном. Тогда я им говорю: «представь, что я приду к тебе в комнату и начну всё разрушать. Что ты подумаешь об этом? Я не могу так поступать. Твои родители тоже. И ты тоже не можешь так поступать. Поэтому сядь, поговорим, и потом посмотрим, станет ли лучше.» И я абсолютно убеждена, что когда я так говорю, я делаю это для них. Не для моих вещей, не для моего кабинета. Но просто потому что это человеческий закон. Потому что по-другому невозможно жить. Необходимо всё объяснять осмысленно и с убеждённостью, чтобы быть понятым. Можно повторить второй раз, а потом хватит. Когда ребёнок не останавливается, он наказан. Если никогда не наказывать ребёнка, как вы хотите, чтобы он остановился? Если бы не было штрафа, кто бы останавливался на красный свет?»

Таким образом, детям, которых считают «трудными», нужны рамки и границы, а родителям при этом необходимо чувствовать свою правомерность и обоснованность запретов. Сегодня родителям это даётся сложнее из-за новой семейной иерархии, объясняет Изабэль Роскам: «В начале XX века, у ребёнка было детское место в семье: у него не спрашивали мнения ни о школе, в которую он будет ходить, ни о времени ужина, ни о том, что будет у него в тарелке. Иерархия была чётко установлена. Но теперь ребёнок занимает центральное место. В результате, много родителей не позволяют себе принимать решения, не узнав мнения ребёнка, при этом ясно объяснив ему, что к чему. Они не дают себе права принуждать. А стоило бы! Есть вещи, которые не обязательно объяснять: соблюдение дистанции и хорошее поведение не нуждаются в обосновании».

Итак, «трудный ребёнок» – это не только миф, преследующий коммерческие цели. Это опасный ярлык, способный пагубно повлиять на развитие ребёнка. Дети не рождаются «трудными», у каждого «трудного» ребёнка – своя история развития, при этом трудности возникают скорее не у детей, а у родителей, не справляющихся с воспитанием. «Трудный» ребёнок не может нести ответственность за своё поведение и контролировать ситуацию, для этого существуют взрослые. При этом ребёнок страдает, когда родители не выполняют своей функции: не доказывают свой авторитет, не устанавливают обоснованных правил, запретов и границ, необходимых для жизни и полноценного развития ребёнка.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.