Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!

Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!

Кто из нас не наблюдал на улицах города такую картину: идет «сама еще дитя» — от силы лет 14-15 — либо в «интересном положении» с арбузовидным животиком, либо катит перед собой цветастую, словно кукольную коляску, где, нежно посапывая или оглашая мир претенциозными воплями, разместилось еще одно дитя. Ну и какова ваша реакция? Что вы чувствуете, наблюдая сие зрелище? Негодование, сочувствие, жалость, брезгливость — все что угодно, но только не радость. Действительно, разве можно радоваться, глядя на нескладного долговязого беременного подростка!? Хотя даже лет 200 — 100 назад у нас в России на раннюю беременность смотрели совсем по-другому.

«Невеста на выданье», даже начиная с петровской эпохи, как правило, красавица 15-18 лет. Выдавать или не выдавать дочь замуж — решали родители. Брачный возраст определялся половой зрелостью будущей жены, а не законами или кодексами. Женихам и в голову не приходило, что им «грозит срок» за соблазнение несовершеннолетней. В обществе так называемые «ранние браки» были нормой. И абсолютно никто не расстраивался, если молодая зачинала в первую брачную ночь. К сожалению, статистики смертности при деторождении молодых мам того времени нет. Но известно, что детская была довольно высокой. Хотя, в нашей отчизне в дореволюционные времена на среднюю семью приходилось 7,5 детей. Можно сделать еще исторический экскурс. Как вы думаете, в каком возрасте произвела на свет великого русского поэта, М.Ю. Лермонтова, его мама? В 14 лет. А Гоголя родили в 16. Нина Чавчавадзе в 17 носила под сердцем дитя автора бессмертного «Горя от ума». И поверьте, никто не ошпарил этих девушек жалостью и осуждением в период такой важной и ответственной поры в жизни женщины. Не побоюсь сказать, что и их супруги, и их родители радостно, нетерпеливо ожидали подарка судьбы — первенца.

Почему же так все изменилось в наше время? Придумали законы, установили возраст совершеннолетия, совершили сексуальную революцию, социум расписал по пунктам жизнь механического человека ХХ века. И появилась проблема — ранняя беременность, раннее материнство. Где-то ее решают, и, может быть, даже успешно. Другое дело в нашей стране, с нашей социальной, психической, моральной незащищенностью молодых мам. По данным Государственного доклада Министерства социальной защиты населения за 1994 г. (за последующие годы статистики вроде бы нет) в России родили 30 тысяч и сделали аборты 335 тысяч несовершеннолетних женщин. Упрямые цифры оставляю без комментариев. Только так и вертится на языке вопрос: «Мужчины, самцы-производители, любимые — единственные, где вы? Ау?»

Как правило, новоиспеченными отцами становятся такие же «маленькие мальчики» — жертвы все той же пресловутой сексуальной революции. Те, кому перевалило за 18, обычно сразу перед половым актом мысленно обращаются к Уголовному Кодексу, и это, надо сказать, многих отрезвляет. Ну и как себя ведет подросток в преддверии «неожиданного» отцовства? В таком случае его линия поведения напрямую связана с реакцией его же родителей.

Встречаются добросовестные родители, которые в обязательном порядке заглядывают в конце недели в дневник своего ребенка, и в зависимости от того, что они там видят, ругают, порют или, наоборот, дают больше денег на «карманные расходы», или в знак поощрения отпускают подольше погулять с подругой (другом), или на очередной день рождения. Есть и особо добросовестные, с повышенным чувством долга, которые используют политику «кнута и пряника» ежедневно. Существуют и такие, что даже накормить и обстирать свое чадо «забывают», но таких, к счастью, меньше. И, к сожалению, еще меньше тех, которые знают своего ребенка и для которых проблемы переходного возраста просто не существует. Ведь если вдуматься, то «переходный возраст» — это не проблема «отцов и детей», а проблема «человека и человека».

Вы знаете, что думает ваш ребенок, о чем мечтает, чего хочет? А каковы его интересы, увлеченья, друзья? Если вы можете ответить на эти вопросы, то, по-видимому, духовная связь между вами и вашим чадом существует и довольно крепкая. А это значит, что тяжелые жизненные ситуации вы будете решать проблемы сообща и не отвернетесь от «малыша» в критический момент, оставив его с проблемами, которые ему, в силу возрастной незрелости и решить-то не под силу. Тогда и не будут «строгие предки» говорить сыну: «Ах, эта, …, соблазнила нашего мальчика! У него же вся жизнь впереди!», не будут орать на дочь: «Аборт, аборт! Или вон из дома, такая-рассякая!». А предоставят своим детям самим решать, что делать дальше, дадут право на выбор, поддержат и все-таки помогут. В противном случае детям придется бежать. Бежать из дома, от родителей и «доброжелателей», от самих себя, наконец. Но бежать-то — некуда… Нет в России приютов для несовершеннолетних беременных и матерей с детьми. Нет и реабилитационно-консультативных центров для них и их близких. Может, и захотел бы молодой отец остаться с любимой и будущим потомством, но где им жить? Куда податься? Некуда…

На данный момент в России на 150 миллионов населения открыто 200 центров планирования семьи. Из них 10 находятся в Москве. Но правительство только щедро снабжает эти центры контрацептивами. Только в одном Центральном округе в 1996 году закупили противозачаточных средств по оптовым ценам на 7 миллионов рублей для бесплатной раздачи несовершеннолетним. Но новаторов-директоров, которые пустили в школу гинекологов раздавать на уроках детям презервативы, нашлось крайне мало. Куда дели просроченные контрацептивы — осталось тайной. По-видимому, сожгли где-нибудь на окраине столицы, потравив слегка дымом жителей окрестных домов.

Хотя зря старались. Редкий подросток пользуется презервативом, эта «игрушка» для тех, кто постарше, то есть посознательнее. С шестидесятых годов во всех странах Европы и Америке пытаются приучить «дитятей» к этой «штучке»: занятия в школах с инструктажем проводили, видеофильмы крутили, брошюры и листовки раздавали, а все бестолку! В семидесятых в Африке и Азии приступили: на бананы воздушные шарики надевали, в Китае презервативы на большой палец руки натягивали, и ролик крутили вместо рекламы, — а все то же. Теперь у нас экспериментируют, до того доэкспериментировались, что одну девочку-ангелочка, ученицу 9 класса одной из Ярославских школ, на уроке «Этики и психологии семейной жизни» прямо на парту стошнило при виде наползающего презерватива на макет эрегированного члена. Но все равно подростки «этим» не пользуются. Не умеют они еще управлять своими желаниями и страстями. Да и вряд ли кому-нибудь придет в голову, отправляясь на первое свиданье положить в карман презервативчик.

Так что главная проблема не в презервативах, а в отношении родителей к своим неуправляемым, «переходным» детям. И если школьница-дочь беременна, если тот «милый, любимый, единственный» вдруг испарился перед угрозой «неожиданного потомства», может не стоит, из-за «позора» отталкивать дочь, настаивать на аборте или гнать любимое чадо из дому. Ведь молодой маме здоровье как психическое, так и физическое, еще ой как понадобится. Да и ребенок, которого зачала или, может быть, собирается родить молодая женщина, абсолютно ни в чем не виноват. И, вообще, это же не хватило душевных сил, духовной мудрости у мам и пап, которые «жизнь прожили», уберечь дочь от преждевременных, «взрослых» проблем, оградить от жизненных трудностей и перипетий. И так хочется, чтобы нашлось хотя бы немного мужества у «опозоренных» родителей достойно пережить и разрешить этот «гордиев узел» жизни.

Правда, совсем не обязательно оставаться с этой проблемой «один на один», существуют в крупных российских городах, в том числе и в Москве, кризисные центры для женщин, открытые в основном сердобольными иностранцами. Но собственных помещений у этих организаций нет. Да и молодыми мамами занимаются далеко не все. Одно хорошо — все центры между собой связаны. Поэтому если возникла проблема у 13-18-летней девочки, то надо смело звонить в любой из известных кризисных центров, а там подскажут, с кем связаться.

В любое время дня и ночи в одном из центров может раздаться звонок, и на том конце провода сдавленный, измотанный девичий голос выдохнет: «Помогите…». Девочки звонят, как правило, на грани самоубийства. Иногда за помощью обращаются родственники и знакомые, молодые папы, соседи, родители реже.

Как только поступил сигнал, сразу, по мере необходимости, подключается целый спектр специалистов. Кому-то нужна психологическая помощь, кому юридическая, кому медицинская, а кому материальная. Но в первую очередь, помогают обрести мир в душе, наладить отношения с самой собой, с близкими людьми, полюбить себя и будущего ребенка как уникальную и прекрасную частичку нашего мира и все-таки научиться испытывать радость.

К сожалению, у нас еще нет культуры обращения к психологам и психоаналитикам. Многие до сих пор считают, что и психиатр относится к той же категории медиков. А уж признать, что у тебя появилась личная проблема, вообще, считается зазорным или проявлением слабости. А беременный подросток — это уже большая проблема. И психологическая помощь требуется не только ей, но и ее отцу, и матери, которые при «громовом» известии сами не знают, что делать, и зачастую находятся в панике, бьются в истерике или хватаются за сердце. Страх и стыд — плохие советчики в сложившейся ситуации. Поэтому нужна немалая смелость, чтобы не зацикливаться на узком семейном кругу, а набрать номер и сказать: «Нам нужна помощь» И если вы найдете мужество признать, что проблема есть не только у вашего ребенка, но и у вас, то это уже будет первым добрым шагом к достойному выходу из ситуации.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.