Я ее не кормлю. Что такое интуитивное питание для детей

Я ее не кормлю. Что такое интуитивное питание для детей

Должны ли дети есть только полезные продукты? Как найти баланс между контролем и вседозволенностью? Как сформировать хорошие пищевые привычки у своего ребенка? Новое увлечение многих взрослых — интуитивное питание. Подходит ли оно для детей?

Можно ли ребенку есть то, что он хочет

У дочери был праздник под елочкой в детском саду. Зайчики, ежики, мышки играли с Дедом Морозом, рассказывали стихи, вызывая слезы у публики, и конечно же — кулек конфет. И пока первая десятка детей и родителей из нашей группы пытается одновременно одеться, мы с Мими садимся на ковер и потрошим подарок — интересно же. Сначала достали «Мишку на Севере». Это драгоценные конфеты моего детства (был дефицит!), и сейчас в подарках их по одной штучке (800 рублей за килограмм!). Съели напополам. Потом Мира нашла себе любимую клубнику, а я — «Красный мак». Синяя конфета оказалась нугой, разломали и выбросили, потому что не любим нугу…
А вокруг бушевали страсти по «Нормальной еде». Как известно, у Нормальных людей дети сладкое едят после супа и картошки с котлетой.
— Миша, ты уже съел одну, съел уже, — тянула кулек у мальчишки озабоченная мама. Пацан молча боролся, уперев сандалики в пол, упорно и безнадежно. Без шансов на победу. «Мы же договорились».
— Алена, бро-о-ось! — бежала за любимой мириной подружкой ее шумная бабушка. — Ты же потом есть ничего не будешь! — Егоза Алена перепрыгивала препятствия и засовывала конфеты в рот, хохоча и повизгивая. Шансов не было у бабушки.
Из раздевалки раздавался многоголосый вой:
— Суй ноги!
— Выплюнь!
— Дома после еды!
Я посмотрела на свою дочь. Она съела еще пару конфет и разглаживала на полу фантики (мы их потом наклеиваем). Из-за чего был весь ажиотаж вокруг?

Кормить ребенка

Это первейшая родительская обязанность. Во всем животном мире мать (родители) обеспечивают пищей своих детенышей. Сначала — мамино молочко, потом прикорм, потом научение добывать еду самостоятельно. У людей — как у зверей, но с двумя противоречащими нюансами. Во-первых, мы живем в эпоху пищевого изобилия. Во-вторых, практически у всех в роду жива память о голодных временах.

Моя личная бабушка Валя в детстве пережила два года оккупации. Еду не выбрасывала никогда, даже тухлые яйца из холодильника. Ее дочь, моя мама, и через сорок лет после войны будет демонстрировать удивительные навыки спасения засохших кусочков сыра, хлеба и мясных обрезков. Естественно, обе считают еду проявлением любви и заботы. Растить ребенка = кормить ребенка. Кормить его вкусно = любить его.
И вот на все это сверху в середине 80-х годов прошлого века накладывается злая магия диетического мышления. Мы с мамой начинаем долгий путь вверх-вниз по лестницам, сгоняя ненавистные калории. Диетические качели начинают свой разбег…
Это типично. Современный ребенок получает массу противоречивых сигналов.
Есть надо с аппетитом.
Не капризничать и не перебирать.
Быть худым — нельзя.
Толстым быть нельзя тем более!
Отказываться от еды нельзя.
Просить еду в неурочное время — нельзя.
Выбрасывать — нельзя.
Недоедать — нельзя.
Сначала суп.
Надо мясо.
Надо с хлебом, но мама хлеб не ест.
Нормальная еда — потом конфета.
Сладкое — зло.
Сладкое — поощрение и праздник.
Яндекс.Директ
У ребенка плохой аппетит?
Супрадин Кидс Мишки — поливитамины для правильного роста и развития ребенка
Узнать больше
supradyn.ru
Есть противопоказания. Посоветуйтесь с врачом.
Скрыть рекламу:
Не интересуюсь этой темой
Товар куплен или услуга найдена
Нарушает закон или спам
Мешает просмотру контента
Спасибо, объявление скрыто.
Как во всем этом разобраться ребенку? Никак. В результате — пищевые неврозы и нарушения пищевого поведения.
Можно ли ребенку есть то, что он хочет
К содержанию
Доверительная модель

Интуитивное питание для детей реализуется в «доверительной модели питания». Термин принадлежит диетологу и семейному терапевту Эвеллин Саттер (Ellyn Satter). Суть проста — ребенок сам решает, что ему есть, сколько и когда.
Но! Это не означает, что родитель вообще не оказывает влияния на процесс. Ведь еду покупают именно взрослые. И ребенок получает выбор из того, что в принципе имеется дома. У нас существует категория «мама этого не покупает»: например, газировку. Мира, конечно, пробовала газировку и не раз. Но даже за столом в гостях она обычно просит или сок, или просто воду.
Второй канал естественного родительского влияния — совместные трапезы. Навык слушать свое чувство голода — врожденный, ему учить не надо. Но имеет огромное значение, как вы сами едите, что говорите: о еде, о своем теле, вкусовых ощущениях, включен ли телевизор, тычетесь ли вы в смартфон, оставляете ли на еду на тарелке, как формулируете свои предпочтения. Именно это и будут копировать ваши дети. Не воспитательницу в детском саду, не бабушку по выходным. А вас.
— Спасибо, мама, суп вкусный, но я его сейчас не хочу, — так заявила мне дочь вчера за обедом. «Сейчас. Не хочу». Это моя формула отказа. Которой мне пришлось учиться сознательно! А ей не придется.
— Что же ты хочешь?
— Не знаю.
— Быстрый выбор такой: каша, картошка или бутерброд с сыром. Еще креветки есть. Твоя любимая цветная капуста. Могу мясо достать.
— Мясо не хочу. Картошку.
— Хорошо. Можно сварить, пожарить или сделать пюре.
— Пожарить!
— Ок. Поможешь мне готовить?
— Конечно!

Я ее не кормлю

Про доверительную модель Эвеллин Саттер я знаю давно. И много читала про то, что не надо давить на ребенка, считать куски у него во рту, будь то конфеты или что другое. «Сажать» ребенка на любую ограничительную диету — категорическое нельзя. Не давила, не считала… Я начала практиковать интуитивное питание буквально через месяц после рождения дочери. И уже к ее первому прикорму была теоретически неплохо подкована. Но вот практически… Мне все время казалось, что я:
не даю нужных ориентиров
слишком мало предлагаю «хорошей» еды
слишком мало готовлю дома
она не делает свой выбор осознанно
хватает и тянет в рот что попало
интуитивное питание не работает, она просто ест конфеты
она много ест конфет и всегда будет выбирать их
все другие мамы делают не так
я, наверное, плохая мать

И только воспоминания о том, каким адом для меня была тема еды все мое детство, отрочество и юность, давали мне силы продолжать практику «доверия». Именно внутреннее, практически подсознательное, разделение на «хорошие» и «плохие» продукты мешало довериться ребенку.
Когда дочь начала разговаривать, все стало проще. Мне. Я вообще исключительно вербальный человек. Мы обсудили, как наполняется животик и как его спрашивать: хочешь еще? Что именно? Давай закроем глазки и представим. Да, иногда мне приходится жарить картошку вместо запланированного супа, но оно того стоит. Не устаю повторять: «твои желания важны». Я так говорю, я так делаю. Ее желания действительно важны. Путем проб и экспериментов в нашем холодильнике появляются те продукты, которые я сама бы не купила. Мирина еда. И это не сладкое! Это кефир и яблоки! Которые я, видимо, никогда не полюблю — привет диетам детства моего.
О сладком хочется сказать отдельно. С ним было действительно непросто. Подавляющее большинство знакомых мам и пап, в том числе умных, понимающих, принимающих — выставляет «разумные» ограничения. По количеству «разрешенных» конфет. В нашей семейной модели питания определенные правила тоже есть (доверительная модель не означает отсутствие структуры!). Например, пресловутая последовательность нормальная еда — сладкое, с которой я начала этот текст. В принципе, я согласна с мамой Миши и бабушкой Алены — сначала суп. Но именно в тот момент с учетом обстановки — праздник, красивый подарок, общее возбуждение — придерживаться последовательности было, на мой взгляд, бессмысленным. Это какой-то мазохизм и слепое верование.
Я все объясняю словами, все правила, не только в отношении еды. Незыблемыми являются только нормы безопасности, где уровень последствий — вопрос жизни и смерти или серьезная травма. Я так и говорю, что «от конфеты в твоей крови повысится уровень сахара, пропадет чувство голода, а живот остается пустым и сил не прибавится». А так как без чувства голода мы не едим, то логично сначала покормить живот, оставить немножко места «под десерт» — и уж потом сладкое. Разумеется, сколько захочется.

Первый новогодний подарок ушел быстро. Второй до сих пор валяется. Конфеты лежат в известном, хорошо доступном месте, но интерес к ним — не каждый день. По сути, ребенок сам себе выставил разумные ограничения. И по количеству, а главное — по качеству. Сколько раз мы выбрасывали всякие мармеладки и шоколадки, купленные из-за красивой обертки или игрушки!

Это все естественные процессы, бытовая ткань, на которой сознание не фиксируется. Пишу и понимаю, что не знаю, когда я перестала «следить» за питанием своего ребенка, потому что ни в чем свою дочь не подозреваю.
Недавно в гостях Мира взяла со стола кусочек сырокопченой колбасы, такая очень твердая и пахнет одуряюще. Мы ее обычно домой не покупаем. Незнакомую еду Мира научена (горьким опытом) пробовать осторожно, маленькими кусочками. И нюхать. Мы считаем, что все стоит нюхать перед тем, как положить внутрь. Сидит она с этой колбасой, внимательно ест. И тут одна из присутствующих женщин говорит мне:
— Зря ты ее этим кормишь!
Я опешила. Потому что смотреть в рот другому человеку (любого возраста) — неприлично. Критиковать чужую еду — тем более. А уж предъявлять эти претензии третьему лицу — просто нелогично.
— Я ее не кормлю.
Вот что ответила я. Моя дочь давно ест сама. Она вправе выбирать, пробовать, экспериментировать. Вправе высказывать свое мнение, определять размер порций, хлопать дверцей холодильника. Она — отдельный человек.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.