Стереотипы мужественности — женственности

Стереотипы мужественности — женственности

Половая дифференциация относится к числу тех универсальных явлений, которые так или иначе изучают все науки о человеке. Половозрастные закономерности формирования представлений и установок мужественности—женственности являются прежде всего закономерностями усвоения и присвоения существующих в культуре полоролевых стереотипов, проявляющихся в непосредственном поведении людей.

Даже в традиционных культурах, представлявших собой сакрализованные проекты и программы образа жизни и отводивших половой социализации роль введения подрастающих мальчиков и девочек в имеющем исторически сложившиеся клише будущее, социальные половые стереотипы были правилами, допускающими исключения. В условиях прогрессирующей полоролевой демократизации эти исключения сами становятся правилом, описываемым термином «психологическая андрогинность». Первоначально она понималась как сочетание у индивида высоких показателей по ортогональным ролевым измерениям мужественности и женственности, имеющее адаптивное значение. Постепенно понимание психологической андрогинности расширилось до представления о ней как о многомерной интеграции «женских» эмоциональности и фантазии и «мужских» рациональности и активности, эмансипации обоих полов.

При всей своей прогрессивности полоролевая демократизация несет с собой и немало трудностей: потребности в новых отношениях между полами опережают способность к установлению, поддержанию и развитию этих новых отношений, которые к тому же постоянно корректируются жизненной практикой. Это не может не сказываться на половой социализации подрастающих поколений. По мере динамики научно-технического развития, с присущими ей миграцией и «взрывом» влияния средств массовой коммуникации сфера проявлений традиционных этнокультурных, в том числе и полоролевых, стереотипов сужается , и процесс этого сужения идет от центра к периферии. Возникают сложные коллизии взаимодействия традиционных и новых полоролевых стереотипов, резко актуализирующие потребность в сравнительно-культурных исследованиях половой стереотипизации. Без таких исследований региональная дифференциация программ полового воспитания и просвещения будет определяться в лучшем случае интуитивно-умозрительными посылками здравого смысла.

Задача настоящего исследования — изучение стереотипов мужественности—женственности и «образа Я» у подростков.

Обследовано 289 подростков в трех таких различающихся регионах страны, как Ленинград, Джамбул и г. Новые Анены. Объединение испытуемых VII и Х классов (младших и старших подростков, или, по принятому в психологии делению, подростков и юношей—девушек) продиктовано стремлением уменьшить влияние возрастного фактора и тем самым ярче проявить влияние культурных стереотипов пола.

Все испытуемые в условиях группового обследования по набору 7-балльных шкал оценивали понятия «большинство мужчин», «большинство женщин» и «Я». Шкальные оценки каждого понятия были подвергнуты факторизации по методу главных компонент с последующей ротацией в группах мальчиков, девочек и региональных смешанных по полу группах. Это дало возможность сопоставить общеполовые и региональные особенности изучавшихся характеристик у подростков. Получено 28 факторных матриц (в статье анализируется часть из них), объясняющих 58,9—78,7 % общей дисперсии. Матрицы содержали по 7—9 факторов; мы ограничимся анализом первых трех факторов, доля которых в общей информативности составляла 37,2—80,6 % и позволяла, таким образом, считать их основными.

Чтобы проследить общеполовые, выявляющиеся в разных культурных условиях особенности, мы сопоставили данные по группам мальчиков и девочек, включавших учащихся Ленинграда и Джамбула ( Таблица 1 ).

Стереотип мужественности в восприятии мальчиков включает в себя позитивные инструментальные характеристики (решительный, независимый, энергичный, сильный, уверенный, деятельный), образующие 1-й фактор, и как бы их изнанку — негативные эмоционально-коммуникативные характеристики, образующие 2-й и 3-й факторы (непривлекательный, враждебный, раздражительный, черствый, эгоистичный, несправедливый, неискренний). При этом характеристика «эгоистичный» входит в оба негативных фактора.

В стереотипе мужественности у девочек на первый план выходят эмоционально-коммуникативные характеристики: они составляют основу 1-го фактора, окрашивают 2-й и определяют 3-й. Все три фактора как бы нанизаны на овновные характеристики (деятельный, добрый, отзывчивый), в отличие от более автономных факторов у мальчиков.

Стереотип женственности у мальчиков представлен во всех трех факторах позитивными, преимущественно эмоционально-коммуникативными характеристиками. У девочек же позитивные эмоционально-коммуникативные характеристики дополняются инструментальными (1-й и 2-й факторы), и лишь 3-й фактор, представленный негативным полюсом шкал, приближается к традиционному стереотипу женственности как не-мужественности.

Сравнивая данные по полу испытуемых, отметим несколько существенных моментов. Стереотипы женственности у них более сходны, чем стереотипы мужественности. У мальчиков стереотипы мужественности и женственности более дифференцированы между собой, чем у девочек. Негативные характеристики включены в стереотипы «своего пола», причем у мальчиков это выражено резче, что может быть связано как со спецификой реакций эмансипации в диаде сын — отец, так и с присущей этому возрасту романтизацией полового самосознания, благодаря которой стереотипы противоположного пола представлены исключительно позитивными характеристиками. Стереотипы у девочек опираются больше на эмоционально-коммуникативные, а у мальчиков — на инструментальные свойства личности.

Отмеченные особенности прослеживаются и в факторных структурах «образа Я», которые, однако, не представляют собой клише половых стереотипов. 1-й фактор отражает возрастную негативизацию «образа Я», но у мальчиков он образован в основном инструментально — атрактивными, а у девочек — эмоционально-коммуникативными свойствами. Эта оппозиция, хотя и в смягченном виде, прослеживается во 2-м и 3-м факторах, имеющих уже позитивный характер. И мальчики и девочки воспринимают себя, опираясь на общий круг личностных свойств (из 16 задействованных в «образе Я» шкал 13 совпадают), но оценивая их противоположным образом (10 из 13 общих шкал). «Образ Я» совпадает со стереотипом мужественности у мальчиков и женственности у девочек лишь по половине задействованных шкал, т. е. строится не только на психологии черт, но и — в большей мере — на психологии отношений и стилей деятельности.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.