С намеком на сказку

С намеком на сказку

Новый год приближается. И пока одни из нас смотрят по телевизору рождественские сказки для взрослых, другие сочиняют сказочные истории для собственных детей, мы всей семьей садимся писать письма Деду Морозу.

Вспоминая свое детство, когда мама и бабушка читали мне на ночь сказки, я проецирую это чудо на своих сыновей. Мечтаю, как в зимние каникулы долгими темными вечерами буду читать мальчикам добрые волшебные сказки. Метель за окном, холод, а у нас -плюшки с корицей, зефирки в какао, теплый плед и большая книга сказок с картинками. Но вот возвращаюсь в реальность, и здесь не все так романтично, как было в моем сказочном детстве…

Все по-взрослому

— А ты знаешь, — входит в комнату мой сын Илюха, — что если до тебя дотронется зомби, то ты сама превратишься в зомби?

— Не-а, — рассеянно отвечаю я, стараясь не отрываться от статьи про то, насколько полезно детям читать сказки.

— Так вот знай! – назидательно произносит сын и удаляется к своему компьютеру.

Вот вам и зефирки в какао, и большая книга сказок с картинками… Будем честны, в наше время в мегаполисах осталось не так уж много родителей, достоверно представляющих, откуда и какую информацию черпают их дети. В жизни детей за сутки происходит изрядное количество событий (в саду, в школе, в развивающих кружках), о которых вечером можно поговорить с предками – разговоры взрослых и детей в наше время вполне реалистичны. Читать сказки просто некогда, а может, и незачем.

О чем думает мышка?

Детям XIX века сказки на доступном языке объясняли реальность и диктовали нормы морали. Для деток ХХ века сказки были альтернативой реальности – мальчишки и девчонки «сбегали» в прекрасный придуманный мир, как нынешние школьники бегут в компьютерные игры или социальные сети. Как нынешние взрослые погружаются в любовные романы, фэнтези. Дети XXI века, осваивающие преданья старины параллельно с цифровыми технологиями, видят в привычных нам текстах какие-то совершенно немыслимые аспекты. Для моего Илюхи, например, сказка про Золушку – это история о превращении мышей в лошадей. И «Кот в сапогах» – о том же приблизительно. И даже «Тараканище», когда звери ели друг друга. «Очень интересно, — говорит мой ребенок, — что с костями происходит, когда так сильно меняется размер за короткое время? И что чувствует мышка, когда смотрит на землю совсем с другой высоты?» Как происходит увеличение-уменьшение на мониторе, ему понятно, как в реальности – нет. Подозреваю, для нынешних детей граница между сказочным и реальным гораздо конкретнее, чем для всех предыдущих поколений – это стекло дисплея. Ты можешь попасть в сказку – но исключительно добровольно. А сказка не может вломиться в твой мир через ЖК-экран. Я в детстве боялась Бабы-яги, черной руки, привидений и гроба на колесиках. Днем не боялась, а ночью прямо начинала истово верить во все эти кошмарики. А вот мои дети не боятся монстров. Не потому, что в них не верят, а потому, что, по их понятиям, монстры живут в виртуале – они есть, но не здесь. И даже если переберутся сюда из цифрового мира, то вряд ли выживут: условия не те.

Верить – не верить

С Дедом Морозом несколько иначе. Это, пожалуй, единственный сказочный персонаж, которому удается путешествовать между мирами. Думаю, дело в том, что он слишком рано материализовался: двухлетнему ребенку планшетов еще не дают, а Дед Мороз с мешком к нему уже приходит – и фиксируется в сознании, как существо из реального мира. Во всяком случае, подарки, которые он приносит, вполне материальны. Мое собственное детство прошло при советской власти. Нашей государственной религией был атеизм. Верить в Деда Мороза, волшебников и вообще в чудеса и сказки разрешалось только детям. Перестал верить – значит все, взрослый. Кто лет до десяти не перестал – тот смешной и глупый.

Психология дураков

Отсюда, я думаю, современная родительская ломка: «А не пора ли признаться нашему мальчику, что Деда Мороза не существует? Мальчику же скоро паспорт получать…»

Самим родителям при этом не возбраняется верить в трансферинг, визуализацию и круг желаний по фэн-шуй. Мы повторяем мантры, красим кладовки в красный цвет, вешаем над столом картинки из глянцевых журналов с заказом «хочу такое же» и учимся верить по-настоящему, параллельно отучая детей от веры в чудо. Как ни парадоксально, нынешние отроки, при всем их цинизме, сопротивляются реальности довольно долго – иногда лет до двенадцати. Возможно, потому что в наше время родителям проще выполнять детские желания – в ночь на 1 января под елкой оказывается именно то, о чем просил ребенок. Кто же добровольно откажется от такой сказки! Так почти на уровне подсознания формируется убежденность в том, что все мечты сбываются рано или поздно. Если подумать, вся русская мифология – это тренинг по трансферингу и визуализации. Кто у нас главный положительный герой? Иван-дурак. А чем он положительный? Вообще ничем! Лежит на печи, пока все пашут, то и дело нарушает какие-нибудь наказы и табу (скажут ему, например, «коня бери, а уздечку не трогай», — так непременно за уздечку и уцепится), никакого почтения ни к властям, ни к родственникам не испытывает – и в результате оказывается в крупном выигрыше.

С точки зрения современной психологии и парапсихологии, Иван-дурак безупречен в одном: он абсолютно четко знает, чего хочет. Он не просит абстрактного счастья: он уже счастлив – здесь и сейчас, лежа на печи и распевая песни. Его пожелания максимально конкретны: мне, пожалуйста, коня, чтоб до верхушки башни допрыгнуть, ведра, которые сами ходят от проруби до избы, и вон ту девушку в жены… И он получает желаемое совершенно безусловно – исключительно за то, что верил, а не за то, что сделал все, как положено.

Отчет для Мороза

– Что нужно сделать, чтобы получить подарок от Деда Мороза? – задаю я своим мальчишкам сакраментальный вопрос.

– Написать письмо, — отвечают они хором.

– Молодцы! А еще?

Пауза… Замешательство… И прозрение: «Отправить!»

Когда мы кладем под елку ровно то, что попросил ребенок, мы поддерживаем в нем эту веру: важно хотеть и не бояться просить – тогда все сбудется. Как ни странно, именно эти языческие ритуалы помогают культивировать в детях уверенность. Им не надо будет во взрослости читать эзотерические книги, чтобы убедить себя: «Я достойна всего самого лучшего», и запускать амфирмацию: «Все будет так, как я задумал». Для них это само собой разумеется. Все не так у хороших девочек и мальчиков, которых приучили писать Морозу подробный отчет о проделанной работе: «Дорогой Дедушка Мороз, в этом году я каждый день мыл посуду, учил английский и ни разу не подрался с младшим братом. Подари мне, пожалуйста, коньки». У этих ангелочков тоже есть шанс добиться больших успехов в жизни, но уже в свои 3-5 лет они понимают, что для этого придется много и тяжело работать. Из тех, кто еще в детском саду просек, что Деда Мороза не существует, вырастают атеисты и циники. Сдается мне, некоторые родители утверждают, что Деда Мороза нет, исключительно из жадности – чтоб игровую приставку и ролики не покупать. Но лучше уж так, чем постоянно обманывать ожидания.

Хуже всех приходится детям, которые верят в Деда Мороза, но каждый год получают не то, что просили. Хотели куклу – получили санки. Хотели телефон – получили книжку. Хотели сноуборд – получили теплый шарф. И так год за годом в человеке растет вера в то, что Вселенной глубоко безразличны его желания и переживания. «Многие родители пытаются вычислить «правильный» возраст, когда ребенок якобы должен перестать верить в Деда Мороза. Неважно, сколько ему лет: 3, 9 или 12. Затянувшаяся вера в чудеса совершенно не говорит о каких-то психологических проблемах или чрезмерной инфантильности», — утверждает писхотерапевт Наталья Шляпужникова.

Между мирами

Мы живем в странное время: сказки нужны даже взрослым. Фэнтези становится самым популярным жанром беллетристики. Гарри Поттер завоевал мир, потому что он рос вместе со своим читателем: читателю11 лет – и Потеру11, читателю 12 лет – и ему тоже. А в последней книге «поттерианы» он уже сам отец подросших детей. До него так называемые «книги для подростков» оставались в отведенных возрастных границах: исполнилось тебе тринадцать – читай серьезную литературу… А теперь мир становится сказочным. Но при этом и дети, и взрослые понимают, что сказочный мир надежно отделен от реального, мы туда сбегаем отдохнуть. Взрослые по привычке читают сказки, у маленьких вариантов доступа в запредельное несколько больше: книги, телевизор, компьютер… И Дед Мороз, как ни странно, остается единственным связующми звеном между двумя мирами. Сегодня мы будем писать ему письма: это единственный повод потренироваться в чистописании – больше младший ни за что не соглашается.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.