Носики-курносики … храпят!

Носики-курносики … храпят!

В восемнадцатый раз переживая вместе с детьми историю слоненка Дамбо, поймала себя на мысли, что у Дамбо, скорее всего, увеличены аденоиды. В самом деле, рот у него постоянно приоткрыт, да и вид, честно говоря, придурковатый именно потому. «Удалили бы ему их, что ли», — подумала я.

Операция по удалению аденоидов
Когда вы слышите дыхание своего малыша даже принимая душ, а голос — наоборот, даже подойдя вплотную; когда вас замучили его ежемесячные простуды, если вам кажется, что он хуже слышит — бегите к ЛОРу. Скорее всего, у вашего малыша воспаление аденоидов и/или миндалин. Сначала врач попытается предпринять не столь радикальные меры: промывание носовых пазух и курс антибиотиков бывают очень эффективны на ранних стадиях заболевания. Но, если уж назначили операцию — значит, положение более тяжелое, чем просто насморк.

Надо сказать, что удаленные аденоиды практически не восстанавливаются. Удаленные миндалины — в зависимости от возраста. Врачи говорят, что если ребенка прооперировали в возрасте от трех до пяти лет, то удаленная ткань восстановится почти наверняка. С другой стороны, если вам удастся миновать этот «опасный возраст», то есть надежда, что миндалины и аденоиды сами уменьшатся в размерах.

Волшебным образом, к двенадцати годам проблема исчезает сама собой. Правда, возникает вопрос, как дожить до этого светлого момента.

Резать к чертовой матери!

Операция по удалению миндалин и аденоидов считается столь же рутинной и распространенной, как аппендэктомия. Отоларингологи назначают ее так легко, что родителям кажется, что это не сложнее, чем вырвать качающийся молочный зуб. И правда, сама операция занимает несколько минут, но вот психологические последствия от нее — гораздо более сложная и серьезная вещь.

Перед тем, как садиться писать этот материал, я опросила всех своих знакомых, от мала до велика, об их впечатлениях от удаления аденоидов. Сразу оговорюсь: все эти люди — старше пятнадцати лет, операцию им проводили в раннем детстве БЕЗ АНЕСТЕЗИИ.

«Я чувствовала себя преданной своими родителями», «… до сих пор помню этот кошмар», «застенок, в который тебя привела мама». В чем дело? Операция-то пустячная, боль — секундная. Стала спрашивать подробнее.

Обман

«Мама сказала, что будет не больно. Мне было лет пять или шесть. Мы пришли в поликлинику, куда ходили довольно часто, доктора я хорошо знала. Мама осталась в коридоре, меня посадили на высокое кресло и СПЕЛЕНАЛИ таким резиновым фартуком, довольно плотно. Сзади стояла медсестра, она держала меня за голову, прижимая к подголовнику. Подошел доктор с каким-то пыточным инструментом в руке. Он сказал: «Деточка, тебе будет больно немножко, ты кричи сколько хочешь, только я тебя умоляю — не двигайся». Я и так была как замороженная, а тут уже совсем замерла. И тут он залез мне этой железкой глубоко в глотку и дернул!! Больно!! Но самое страшное — это кровь, она хлынула фонтаном, да еще эти розово-кровавые непонятные комки плоти, которые доктор вырвал у меня изо рта и бросил в тазик у меня перед лицом. Я кричала так, что чуть глаза не лопнули. Потом меня отпустили к маме, я ела мороженое, кровь потихоньку перестала течь, мы пошли домой.

Я взрослая женщина, у меня ребенок, я многое пережила, но, честно говоря, тот ужас — сильнее его ничего не было».

Исследования, проведенные ЮНЕСКО, показали, что шок, переживаемый детьми при аденоидоэктомии, сравним с шоком от изнасилования. Сама операция, проводимая без анестезии, признана антигуманной. Между тем, в нашей стране принято не применять обезболивающие препараты у маленьких детей (при удалении миндалин и аденоидов). Почему? Врачи говорят, что велик риск аллергического шока, что при заморозке у детей временно отключается кашлевый рефлекс, и они могут захлебнуться кровью, кое-что еще. Не могу с полной отдачей судить о реальной опасности, но во всем мире как-то справляются с этим!

Только что мы пережили это испытание со старшим ребенком. Правда, ей уже десять, и делали ей все с «заморозкой», но подготовить толком я ее не смогла, так как сама плохо представляла, как это выглядит. Валька почти не плакала, а на вопрос, что было хуже всего, она сказала: «Знаешь, то, что из меня достали — такое противное!». Немножко отличается от слов «ужас», «кошмар» и «гестапо», не так ли?

Что делать?

Во-первых, сначала стоит попытаться справиться без операции. Существует масса альтернативных методов: гомеопатия, су-джок терапия, фитотерапия. Если начать на стадии «частые насморки и простуды у младенцев», то можно просто удержать ребенка в этом состоянии и не доводить до аденоидита III-IV степени.

Во-вторых, попробовать найти такого врача, который умеет делать анестезию маленьким детям. Скорее всего, надо просто заплатить. Будьте готовы к сумме порядка 200 долларов.

В-третьих, не врать. Ребенок должен представлять, что его ждет. Можно сказать, что будет больно, но недолго. Больно будет и с анестезией, но в этом случае боль вполне переносима, а главное — не будет шока, самого тяжелого последствия этой процедуры.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.