Напрасные слова

Напрасные слова

В начале сентября мой старший пошел в первый класс, а уже через месяц его классная руководительница пожаловалась, что он ругается матом. Это меня не удивило. Хотя дома у нас матом не ругаются, но подобную «вирусную инфекцию» мы уже наблюдали, когда наш пацан ходил в детский сад. Однако на этот раз победить ругательства было посложнее. Впрочем, у меня и самого бывает, что не сдержусь и выругаюсь. И слово тут же подхватывают дети — у них прямо чутье на новые слова. Последний месяц дочка, которой скоро будет три, регулярно обзывает окружающих «тупыми». Явно от меня научилась.

Теперь можно очень долго объяснять ей, что подобные слова говорить нехорошо, что это расстраивает маму и папу, или даже придумать какое-то наказание. Но в этом возрасте на ругательствах лучше не зацикливаться: если слово редко употребляется окружающими, то скорее всего ребенок и сам о нем забудет, когда «наиграется».

Но это дома, с младшими. Со школой другое дело — там запретные слова продолжают жить в повседневном языке детей, кто-нибудь обязательно напомнит.

Взлом смысла и метод Штирлица

Для начала я спросил Кита, какие маты он употреблял в школе. Оказалось, что он и сам и не знает, какие именно слова — матерные. По его версии, ругали его за слово «гад», cмысл которого он тоже не знал. Попутно мы выяснили, что это просто змея. У многих народов — вполне уважаемое животное. Эмблема здравоохранения, между прочим. Аналогично с козлами.

Потом мы разобрали еще несколько ругательств. Матерные там тоже были, да. Но опять-таки, вся привлекательность их заключалась в том, что их значение было сыну неизвестно; узнавание смысла резко снизило интерес к этим заклинаниям.

Тут, однако, у Кита возник очевидный вопрос — почему же эти слова запрещают произносить, если они ничего особенного не означают? Мне ничего не оставалось, кроме как признать: да просто люди так договорились. Никакой другой причины, кроме абстрактных, из пальца высосанных условностей. Причем условности эти даже не нами придуманы, а какими-то далекими предками.

Очевидно, дети тоже чувствуют эти условности и любят проверять их. Ну вот, проверили — действительно, туфта. Что же дальше? Ругаться в школе все равно нельзя…

На этом шаге мне пришла в голову лишь такая игра: «Представь, что ты разведчик среди фашистов. Разведчик должен говорить на их языке, чтобы себя не выдать». Может быть, это неполиткорректно, зато осмысленно. И вроде работает.

Кстати, в ту же игру хорошо ложатся «шифровки». Это те странные слова, которые Кит тоже стал отлавливать, следя за тем, выполняют ли сами взрослые свои запреты на ругательства. У меня он поймал слово «блин», а у своего тренера по айкидо — вычурное выражение «Йокарный Бабай». Это невозможно объяснить иначе, кроме как борьбой с фашистами.

Русские, нерусские и индейцы

Только разобрались с матами, а тут новая напасть. Одна из мамаш пожаловалась, что мой пацан издевательски коверкает имя ее ребенка. А имя у него восточное — ну, условно говоря, Саид. Причем, как мне показалось, самого Саида это задело гораздо меньше, чем его мамашу, которая углядела в этом национальный конфликт.

Некий конфликт тут действительно был, но не в той сфере. Когда я спросил Кита, почему он привязался к имени этого ребенка, он ответил, что имя «какое-то нерусское». Я предложил ему определить, какие имена русские — и стал перечислять родственников и разных знакомых, с которыми мы в жизни сталкивались. Это было очень смешно: русскими для Кита оказались все перечисленные имена. Даже узбекское имя одной няни, которое я сам не сразу смог запомнить.

Кит был шокирован, когда узнал, что среди перечисленных имен не было русских. Даже его собственное имя, как и мое имя — нерусские. Они греческие. И к Саиду он прицепился не по «национальному вопросу», а просто потому, что тот был новичком в группе. К новичкам цепляются по любым поводам, включая необычные имена. Точно так же, как с ругательствами, мы попадаем в мир слов с неизвестными значениями, и потому в голове начинается «креатив» на эту тему.

В общем, с Саидом и его мамой помирились. Хотя и здесь Кит задал мне задачку. Дело в том, что в конце разговора про имена я напомнил ему, как он сам переходил в новый садик, где ему тоже устраивали «инициацию новичка». В ответ на это напоминание мой пацан тут же парировал: «Но ведь я уже не обижаюсь, когда кто-то искажает мое имя».

И действительно, мы такое проходили. Тогда, в новом детсаду, его задело какое-то обидное прозвище. Я рассказал ему про индейцев, которые вместо имен давали друг другу прозвища, связанные с достижениями человека. Пошел индеец биться с медведем, но проиграл — и назвали его после этого Рваное Ухо. А потом он потренировался и победил медведя — и его стали звать Большой Медведь. То есть прозвища могут зафиксировать и позитивные достижения. Так что не надо париться по поводу обидных прозвищ и имен: у настоящего индейца все перемелется. После этого мы иногда давали друг другу смешные прозвища, как у индейцев.

Вот Кит и научился не париться. А значит, в истории с Саидом он не вышел за рамки принципа «не поступай с другими так, как не хочешь, чтобы поступали с тобой». Но оказалось, что в семье пострадавшего люди все-таки парились на тему имен. Что делать с такой ассиметрией?

Карма и внимательность

Это наверное самый сложный вопрос педагогики — как объяснить ребенку, что какие-то поступки являются «плохими», если они касаются совершенно посторонних людей и не имеют явных последствий. Может, тут вообще не обойтись без религии?

В октябре, когда школьные училки особенно ругались по поводу поведения Кита, мне очень кстати подвернулась одна конференция, и я взял его с собой на несколько дней. В поезде было много времени, чтобы все обсудить. Вначале я пробовал пугать его последствиями — выгонят из школы, а то и в милицию отведут, ну и так далее. Почти до слез довел. Но видно было, что ему трудно связывать такие далекие события будущего с каким-то микро-событием прошлого, вроде ругательства в раздевалке.

Тогда я рассказал ему историю принца Сиддхарты Гаутамы, а оттуда мы постепенно перешли на идею кармы. Кита очень заинтересовали технические детали — где именно собираются эти виртуальные «жабы» и «звезды»? Как именно они возвращаются к человеку? Сколько хороших поступков нужно, чтобы нейтрализовать плохой? Как защищаться от вредных желаний и мыслей, которые приводят к необдуманным поступкам и лишним страданиям?

На большинство вопросов я как-то ответил. И мы даже изучили простейшую дыхательную медитацию на счет «десять» — именно как средство от спонтанных эмоциональных реакций. А еще через несколько дней кармическая идея замечательно подтвердилась на практике. Кит пришел из школы и сказал, что у него украли тетрадку. Я предложил ему вспомнить, не делал ли он сам чего-нибудь плохого. Оказалось, что делал — в пенале обнаружились чужие ручки, которые он выиграл в «крестики-нолики». Я велел ему вернуть чужие ручки. В тот же день вернулась и пропавшая тетрадка. Причем в этих историях были замешаны разные одноклассники, так что совпадение вышло очень показательным.

Тем не менее, вопрос оценки «плохих» поступков все равно остался открытым. Пока что самый действенный принцип — не поступать с другими так, как не желаешь себе самому. Но как следует из примера про имена и прозвища, некоторые вещи действуют на других людей не так, как на тебя. На что же тут ориентироваться?

На заповеди? Да их просто не хватит на все ситуации нашей современной мультикультурной жизни. Остается, пожалуй, только одно — внимательно следить за реакциями людей на твои поступки.

Это я и посоветовал сыну на те случаи, когда другие оценки не работают. И кое в чем этот способ уже оказался полезен.

Однако в таком методе тоже есть свой минус: можно начать говорить людям только то, что они от тебя ждут, и совершенно забыть о собственной правде. Сам я очень не люблю такого. Когда школьные училки особенно насели на меня по поводу плохого поведения сына, я честно сказал им, что думаю о причинах: «Ему просто скучно на ваших скучных уроках. Это ваша работа». Понятно, что такое откровение не улучшило мои отношения с училками. Но это ведь правда.

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.