Корней Чуковский, или С чего начинается детская библиотека поэзии

Корней Чуковский, или С чего начинается детская библиотека поэзии

Ритмичная основа нашей жизни – это характеристика ее стабильности, безопасности, миропорядка. Нас успокаивают ритмичные покачивания, залогом размеренной, спокойной и счастливой жизни становится повторяющийся изо дня в день распорядок дня.

Ритмичная основа нашей жизни — это характеристика ее стабильности, безопасности, миропорядка. Нас успокаивают ритмичные покачивания, залогом размеренной, спокойной и счастливой жизни становится повторяющийся изо дня в день распорядок дня. Наконец, нет ничего более надежного, чем смена дня и ночи, круг времен года — мы всегда можем быть уверены, что опять наступит весна.
Для ребенка ритм — это еще и отголосок волшебного покачивания в период внутриутробного развития, когда мама неспешно гуляет. Может быть, именно поэтому малышам так нравятся стихи, стишата, ритмичные припевки и прибаутки, потешки, пестушки и побасенки.
Маленькие дети очень любят стихи, они с удовольствием слушают их. Ребенку до года можно читать любые стихи, которые помнятся наизусть, и чем разнообразнее мамин репертуар, тем богаче художественно-эмоциональные впечатления малыша. Годовалому ребенку нужны уже не только мамино воркование, но и вполне разумные, т.е. им понимаемые, произведения, в которых говорится и о том, что он делает, и о том, что он видит. Иными словами, нужна такая поэзия, что написана на языке самого малыша. К двум годам, как правило, ребенок с удовольствием знакомится с любыми детскими и не только стихами, ритмичными сказками («Теремок», «Колобок», «Репка»).
А вот дальше… дальше интерес к стихам у многих детей постепенно затихает, а к пяти-шести годам он угасает совсем. Встретить же школьника, зачитывающегося стихами, очень сложно. Как объяснить это явление? Есть ли какие-то особые секреты детской поэзии? Есть ли рецепты воспитания любви к стихам на всю жизнь?
Главный детский поэт

Статью о детских стихах, о том, как привить любовь к стихам, естественнее всего посвятить самому любимому и самому детскому поэту Корнею Ивановичу Чуковскому (1882 — 1962, настоящее имя этого человека Николай Васильевич Корнейчуков).

Рассказ о человеке, чье имя для многих и многих является визитной карточкой русской детской литературы, пожалуй, нужно начать с того, что его очаровывающее и детей и взрослых «детское» творчество — плод серьезных педагогических, психологических и филологических наблюдений и исследований. Именно результат работы одаренного лингвиста, литературоведа, критика. Писатель сам отмечает, что «все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме „Мойдодыров“ и „Мух-Цокотух“, вообще ничего не писал„.
Биография этого незаурядного человека — это образец прорастания гения из величайшего трудолюбия, мощнейшего интереса к жизни и оптимизма.
Чуковский самостоятельно изучал английский язык — и стал одним из ведущих переводчиков с этого языка, исследователем английского фольклора, а главное — переводчиком детских английских песенок (“Жил на свете человек, скрюченные ножки…» или дразнилка для обжоры — Барабек), английских и шотландских народных сказок, сказок Р. Киплинга, повести Хью Лофтинга «Доктор Айболит» и других произведений.

Дебютировал К. И. Чуковский как автор прозаической сказки «Цыпленок», в которой наравне с текстом немаловажную роль играли иллюстрации. Посмотреть эту книжку сегодня проще всего в Интернете. Взаимодополнение текста и рисунка становятся основой творчества Чуковского. Позднее он сформулирует заповедь детского поэта: «мыслить рисунками», а к ней добавит и другие, о чем речь пойдет дальше.
Обладатель совершенно уникального лингвистического слуха, он сумел не только систематизировать свои наблюдения за детской речью, но и почувствовать в ней «поэтическую экономию языковых средств».
Вот как об этом рассказывал сам Корней Чуковский: «Есть у меня и еще одна тема, проходящая через всю мою жизнь: психика малых детей, их титаническая работа по овладению — в такие сказочно короткие сроки — сложившимися формами родительской и прародительской речи».
Эта тема воплотилась в книге «От двух до пяти». Написана она, по признанию самого автора, благодаря тому, что у него самого было четверо детей, пятеро внуков и пятеро правнуков, а также благодаря многолетним наблюдениям за общением не только со своими, но и чужими детьми. Семнадцать переизданий этой книги были подготовлены Корнеем Ивановичем, и в каждом появлялись все новые и новые материалы наблюдений за детской речью тысяч и тысяч воспитателей, матерей и отцов, писавших Чуковскому.
Интересно, что столь любимые нами стихотворные сказки «Крокодил», «Мойдодыр», «Муха-Цокотуха», «Тараканище», «Доктор Айболит», появившиеся впервые в печати в самом начале двадцатых годов, вызвали нападки и со стороны писательства, и со стороны педагогической общественности. Тогда ситуация была далека от современной любви и всеобщей уверенности, что сказки Чуковского — обязательные произведения любой детской библиотеки.

В чем же секрет обаяния сказок Корнея Ивановича, его стихов, переложений английского фольклора?
В первую очередь, творчество детского поэта Чуковского привлекательно для миллионов мам и малышей своей близостью к народному творчеству. Фольклорное начало его стихов сказывается и в их ритмической основе, и в прибуаточной, частушечной стилистике, в деталях и приемах.
Специфика восприятия малышами литературного творчества в том, что литературные произведения как будто бы создаются сейчас — в момент маминого общения с ребенком. Это не книжку мама читает — она играет, забавно что-то изображает, творит. Стихи и сказки Чуковского не только легко запоминаются, ярко и самобытно звучат с голоса, но и добродушны, готовы к различного вида заменам, подменам и допридумываниям, фантастическим образом разбегаются на цитаты, которыми малыш вслед за мамой начинает щедро украшать свою речь.

Настоящее художественное произведение для малыша и его мамы — это благодатный материал для творчества: гибкий, легко варьирующийся и «подгоняющийся под ситуацию».
Волшебным образом творения Корнея Ивановича попадают в детскую эмоцию: и ритмически, и лирически. Этому способствуют обаятельные образы мальчиков и девочек: Танечка и Ванечка, мальчишка-повествователь из сказки «Мойдодыр» или героиня стихотворений Чуковского Мурочка.
Попадание в детское мировосприятие обеспечено особым взглядом на мир — немножко «из-под стола». Образы, герои, характеры и их речевое воплощение, лексика полностью соответствуют ребячьему речевому опыту. Даже для современных детей, которым могут быть незнакомы кочерга или самовар, умывальник или кушак, в сказках Чуковского нет сложных, «взрослых» речевых фигур или словесных оборотов. Все предельно просто и легко. Но в то же время в этой очень детской поэзии присутствуют тонкие иронические нотки, привлекающие и мам тоже: «Только шкура дорога, и рога нынче тоже не дешевы».

Сказки Чуковского образуют свой особый мир, населенный удобными для запоминания фразочками («как у наших у ворот»), понятными, но не примитивными (!) героями, совершенно привычными событиями (звонит телефон, глянул в окно, ехали на велосипеде, по аллее проходил).
Многообразие этого сказочного животного мира (здесь есть и кенгуру, и воробей, и крокодил, бегемот и гиппопотам, слон и слониха, ослы, козлы, бараны, летучие мыши, газели, зайчатки, свинья, быки и носороги), сочетается с одновременным единообразием — из сказки в сказку кочуют веселая и любящая потанцевать слониха-щеголиха, музыканты — бараны, крокодил, наделенный очень непростым характером. И даже не имеющие пересечений с другими сказками «Муха-Цокотуха» и «Федорино горе» как бы расширяют рамки общего сказочного мира, отнюдь не выбиваясь из него. Не случайно Ю. Тынянов назвал стихотворные сказки Чуковского «детским комическим эпосом».
Вклад К. И. Чуковского в развитие детской литературы не ограничивается только сказками, стихами и переводами, ему принадлежат замечательные определения того, какой должна быть детская поэзия. Не случайно он, наверное, признавался в том, что наибольшую радость в писательской работе ему доставляют изобретения и открытия, в первую очередь связанные для него с сочинением сказок, «форма которых, уже не говоря о сюжетах, была в нашей литературе нова». (К.Чуковский, «О себе» 1964 г.)
В следующей статье мы предложим вниманию мам и пап небольшую экскурсию по мастерской детского поэта. Познакомимся не только с заповедями для детских писателей К. Чуковского, но и с тем, как эти заповеди «выполняются» другими детскими поэтами. А еще попробуем понять, как сделать стихи любимыми, интересными, привлекательными для ребенка.

К нашей будущей экскурсии стоит подготовиться. Уважаемые родители малышей! Прямо сейчас проверьте свой стихотворный багаж: вспомните ли вы, как продолжить вот эти строчки из сказок Корнея Ивановича и других поэтов? А сможете ли назвать сами сказки?
А лисички
Взяли спички…
«Кто злодея не боится
И с чудовищем сразится,
Я тому богатырю…
«Нам акула Каракула
Нипочём, нипочём…
Жили в квартире
Сорок четыре…
Тихо. Тихо. Тишина.
Кукла бедная больна.
Целый день тебя искала —
В детской, в кyхне, в кладовой,
Слезы локтем вытиpала
И качала головой.
«Милая птица,
Извольте спуститься —
Вы потеряли перо.
На красной аллее,
Где клены алеют,
Ждет вас находка в бюро».
А на площадь вышли кони,
Вышли кони на парад.
Вышел в огненной попоне
Конь по имени Пират.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.