Чувство вины и кто в нем виноват

Чувство вины и кто в нем виноват

Чувство вины, в норме помогающее ребенку развить моральные качества, без соблюдения «техники безопасности» в воспитании может стать хроническим и привести к эмоциональной травме. Попробуем же разобраться, когда появляется чувство вины у детей, в чем его причины и что с ним делать.

Кодекс вины

Современные статьи на тему популярной психологии полны обличения чувства вины как деструктивной эмоции и рекомендациями по избавлению от этого тяжкого груза. В то же время, целый ряд именитых психологов, среди которых Мартин Хоффман, Майкл Льюис, Нэнси Эйзенберг, Курт Фишер и другие, характеризуют чувство вины и эмпатию как эмоции высшего порядка, играющие основную роль в регуляции морального поведения личности.

На самом деле, в чувстве вины как эмоции, присущей большинству из нас, нет ничего плохого. Более того, во многом именно стыд и угрызения совести, которые мы время от времени испытываем, помогают нам сосуществовать в социуме и удерживают нас от превращения в эгоистичных негодяев. Благодаря чувству вины ребенок сначала усваивает моральные правила, принятые в обществе, а позже включает эти правила в себя, делая их частью своей личности, неким внутренним кодексом.

Плохо, когда в результате некорректного воспитания чувство вины становится хроническим, и человек вступает во взрослую жизнь, ощущая себя виноватым всегда и во всем.

«Стыд и вина являются социальными чувствами, то есть они воспитываются человеческим социумом, — объясняет Мария Андреева, психолог-психотерапевт, тренер. — Это чувства, которые помогают человеку адаптироваться в социуме и быть его членом, они обслуживают соблюдение некоторых норм. Говоря ребенку «как тебе не стыдно», мы имеем в виду «ты сделал плохо, и ты не должен этого делать». Здоровое чувство вины возникает, когда нарушен баланс «добра и зла», и в этом смысле оно необходимо нам как регулятор».

Иллюстрируя важную роль вины, Мария приводит пример из жизни: «У моей коллеги на заре психотерапевтической юности был такой случай. К ней привели ворующего мальчика. Она работала с ним как честный психолог, то есть, работала с тем, что беспокоит мальчика. А мальчика беспокоило чувство вины по поводу его воровства. Коллега честно поработала с этим чувством вины, и чувство вины стало меньше. Воровать мальчик стал больше и в конце концов попал в детский приемник. Очень поучительная история».

Почему же о плохих сторонах вины вспоминают гораздо чаще, чем о хороших? По словам Андреевой, если ребенок растет в более или менее адекватной семье, ходит в детский сад и школу, способность испытывать здоровое чувство вины сформируется сама собой – мимо не пройти. А вот когда вина становится средством манипуляции в семье, это чувство становится токсическим.

Винная карта: когда и как

«Считается, что к полутора годам у ребенка формируется эмоциональный интеллект, и он может понимать эмоции, — рассказывает системный семейный психотерапевт Елена Пояркова. — Появляется еще не способность, но готовность к восприятию эмоций, формируется чувственный аппарат. Чувства вины и стыда человек должен понимать и распознавать в общей гамме чувств. И конечно, взрослый должен говорить ребенку, скажем, что драться нехорошо, больно делать нехорошо. В то же время ребенок считывает и мамины эмоции, когда та делает что-то не так, понимает, что маме, скажем, неудобно за свои действия. Так или иначе мы описываем все это, и ребенок это видит. Совсем другая история начинается, когда мы специально давим на ребенка, говорим «как ты можешь, ты позоришь всю семью!», «ты бесстыжий». Это уже давление и манипуляция».

Итак, первая форма вины, которую испытывает большинство людей – это вина ребенка перед родителем. Она возникает, когда малыш, сделав что-то, что не заслуживает одобрения взрослого, получает в ответ «Плохой мальчик!» или «Плохая девочка!».

На первый взгляд в этих выражениях нет ничего крамольного, однако произнося их, мы буквально говорим ребенку, что он плохой, вместо того, чтобы объяснить ему, что плохи его действия, но не он сам. Ребенок, которого родители сознательно или бессознательно постоянно убеждают таким образом в его никчемности, вырастает в результате в человека с заниженной самооценкой и сильной потребностью угождать другим, часто делая это в ущерб собственным интересам и нуждам.

«У ребенка в возрасте до семи лет в норме должна быть очень высокая, завышенная, самооценка: я самый умный, самый красивый, самый замечательный, – объясняет Пояркова. — Когда мы обвиняем маленького ребенка, он не в силах противостоять этим обвинениям. В отличие от взрослого человека, он не способен на рассуждения вроде «Я сейчас все поправлю, и все будет хорошо. Мамочка ошибается, я на самом деле умный». Понятно, что есть личности разной силы, на кого-то нужно более интенсивно воздействовать, на кого-то менее, но на малышей ни в коем случае нельзя давить таким образом. Да и на более старших детей тоже».

«Воспитать чувство вины достаточно просто, потому что дети к этому склонны – они склонны чувствовать, что причастны ко всему. А от ощущения причастности ко всему до вины один шаг. Я там был, значит виноват», — говорит Андреева.

Фразы вроде «Что подумают соседи?», «Мне за тебя стыдно» или «Я так разочарована в тебе» формируют чувство вины, которое затем мотивирует ребенка изменить свое поведение, чтобы угодить родителям и оправдать их ожидания. В результате ребенок становится легко управляемым, что, конечно, облегчает родителям жизнь. Но если к подобному воспитательному приему прибегают постоянно, всякий раз заставляя ребенка испытывать чувство вины, когда он делает что-то «неправильно», повзрослев, он всегда будет ставить на первое место интересы других людей, стремясь удовлетворить их прежде своих собственных. «Человек будет делать все, что угодно, чтобы избежать этого чувства вины, — продолжает Мария. — Достаточно на него косо посмотреть и нахмурить брови, как он уже готов исправиться. Он оказывается игрушкой в руках других людей».

Такие люди становятся безотказными и почти не способны сказать «нет» другому человеку. В основе этой безотказности страх потерять расположение просящего: «если я не выполню его просьбу, я перестану ему нравиться». В результате человек оказывается так озабочен тем, чтобы нравиться окружающим, что не способен по-настоящему наслаждаться собственной жизнью, ведь большую часть времени он сосредоточен на стремлении угождать другим, поскольку одобрение, которое человек получает от окружающих, он использует как средство самоутверждения. Другими словами, его самоидентификация и самооценка сильно зависят от одобрения других людей. Без него человек чувствует себя неполноценным и отвергнутым.

Причина — в родителях

По мнению психологов, основных причин использования подобных методов воспитания две. Первая кроется в «семейном наследии» родителей. «Это модель поведения, которая транслируется неосознанно. Родителей так воспитали и они так воспитывают, не задумываясь о своих действиях. В принципе, они все делают правильно – нужно же ребенка учить моральным принципам, вот они и учат», — говорит Андреева. Вторая причина, с точки зрения Елены Поярковой, в отсутствии энергии у родителей. «Как правило, такие ситуации возникают, когда у мамы нет сил быть терпеливой и использовать какие-то другие методы воспитания, – поясняет Елена. – В результате, она либо обвиняет ребенка и тем самым ударяет его психологически, либо бьет его по попе. Разницы нет – это агрессивная реакция. Это значит, что мама не справляется без агрессии, отличие только в выходе этой агрессии. Либо делом, либо словом. Ребенку становится больно в любом случае».

Так или иначе, систематические обвинения в адрес ребенка – в сущности ни что иное, как перекладывания ответственности. Например, ваза, разбитая малышом, — сфера ответственности родителей, вовремя не позаботившихся о том, чтобы убрать бьющийся предмет подальше от ребенка, не научившего пока соизмерять и контролировать свои действия. Конечно, вазу жалко, и проще всего выместить досаду на ребенке, «объяснив» ему попутно, что впредь он должен быть аккуратнее. Однако единственный результат подобной воспитательной меры – чувство вины у ребенка там, где его быть не должно. Более радикальный вариант перекладывания ответственности, приводящий к тяжелому хроническому чувству вины, – это взваленная на ребенка ответственность за судьбу родителей.

«Когда родители объясняют ребенку, что он глубоко неправ, используя реплики вроде «ты посмотри, до чего ты довел мать», «я целый день убирала квартиру, а ты тут такое устроил», «я на тебя всю жизнь положила», «мама так много работает, чтобы у тебя все это было», у ребенка формируется чувство бесконечного долга, который не сможет оплатить никогда. Соответственно, как только он делает что-то не так, он испытывает мучительное чувство вины, потому что «вредит» и без того замученной маме», — поясняет Андреева.

Подспудный мотив такого взаимодействия с детьми, по словам Марии, заключается в намерении воспитать для себя безотказного помощника – ребенка, готового ради нужд и капризов родителей в любой момент бросить все свои дела и примчаться на край света. «Это обеспечение себе заботы, компенсация недостатка компетенции в собственной опоре, – говорит Мария. – Когда на ребенка по сути перекладывают ответственность за то, как сложилась судьба родителей, он начинает ощущать, что должен сделать родителей счастливыми, поскольку виноват в их несчастьях. Ну а родители будут всю жизнь жаловаться: ведь пока они чем-то недовольны, ребенок вокруг них пляшет. Таким образом недовольство становится способом управления».

«Обвиняя ребенка в собственных проблемах, родители воспитывают эмоциональную созависимость: «Я чувствую то-то, потому что ты мне сделал то-то», – объясняет Пояркова. – Ребенок неспособен сказать матери «если ты обиделась, это не значит, что я тебя обижаю», это взрослая рефлексия. В результате, мы имеем на выходе в лучшем случае невротика. Бывают печальные истории, когда с мамой что-то случается. Если ребенок с младенчества знал, что он виноват во всем, что происходит с мамой, а мама погибает или тяжело заболевает, то чувство вины становится глобальным, уничтожает человека психически. Дети и так склонны испытывать чувство вины, но если оно всегда подкреплялось, то налицо очень тяжелая эмоциональная травма».

В целом, повзрослев, такие люди часто испытывают ощущение, что все плохое в жизни так или иначе случилось из-за них. Даже если человек ничего не сделал, он будет испытывать вину за собственное бездействие.

Людям с комплексом вины очень трудно реализовывать свои проекты и желания. Они очень пассивны, им невероятно страшно браться за новые начинания, и любой призрак возможной ошибки парализует их. Таких людей не покидает ощущение, что они все делают неправильно, а удачный опыт воспринимается как ничего не доказывающая случайность.

Что делать

Признаки формирования комплекса вины можно увидеть в ребенке достаточно рано. Среди них робость, нерешительность, а также испуганный вид и ступор, возникающие всякий раз, когда ребенок что-то роняет или разбивает, и степень испуга при этом явно больше, чем того заслуживает ситуация. Вопросы беспокойства и тревоги тоже свидетельствуют о токсическом чувстве вины у ребенка. Если он постоянно спрашивает, что с ним случится, если он будет плохо себя вести, не отдадут ли его в детский дом, значит где-то родители транслировали ребенку, что он плохой. Даже невинный на первый взгляд вопрос «Мамочка, а ты меня любишь?» должен насторожить родителей. «Глобально в ребенке можно воспитать ощущение, что он виноват в том, что родился, что он существует, говорит Андреева, — это самое страшное, что только можно себе представить». Общие советы по исправлению ситуации, по словам Марии, дать очень сложно, каждый случай требует индивидуальной коррекции. Однако всем родителям без исключения нужно обращать внимание на трансакции, в которых ребенку дается послание «из-за тебя» — и стараться их избегать.

Говоря о чувстве вины у детей, нельзя не упомянуть о том, что комплекс вины может сформироваться и самопроизвольно, без прямого влияния родителей. Происходит это вследствие естественной склонности детей к эгоцентризму. Любой ребенок растет с ощущением, что он центр вселенной, и мир строится вокруг него. И если в семье случается что-то, что его не устраивает, он может начать ощущать, что это происходит из-за него, даже когда ситуация от него никак не зависит. Классический пример – чувство вины у детей при разводе родителей, когда ребенок начинает думать, что если бы он вел себя лучше, родители не разошлись бы.

Чтобы избежать подобных последствий, в любых жизненных ситуациях, не зависящих от ребенка, но травматичных для него – будь то развод, смерть близких родственников или более мелкие несчастья – необходимо объяснять ребенку, почему это произошло. «Дети испытывают чувство вины из-за недостатка информации, – объясняет Андреева. – Ребенок не знает, почему произошло то или иное событие, и начинает придумывать сам. А все, что он может придумать – это то, что он виноват».

Ну и конечно, родители ни в коем случае не должны ссориться из-за ребенка в его присутствии. Все споры по поводу воспитания и развития должны вестись тогда, когда у детей нет ни малейшего шанса стать свидетелями родительских разногласий.

Метки записи:  , ,

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.